Как звали знакомую штирлица

Подлинная история Штирлица: разведчика Гуревича наказали за «измену Родине» - МК

Создатель образа Исаева-Штирлица и сценарист фильма Вячеслав Тихонов услышал от знакомого сотрудника КГБ о том, что. Встречу Штирлица с женой признали самой пронзительной сценой .. с Днем Рождения, уважаемая и такая знакомая Элеонора!. От знакомого звука Штирлиц очнулся от мыслей о тушенке и сале и открыл один В городской центр культуры - публичный дом, куда его звал мистер .

Поиск слов по маске и определению

Он тогда уходил в чащу, ложился в высокую траву и лежал недвижно часами. Поначалу ему казалось, что его тянет сюда оттого, что здесь тихо и безлюдно, и нет рядом шумных пляжей, и высокие желто-голубые сосны, и белый песок вокруг черного озера Потом Штирлиц понял, что его тянуло именно к этому озеру оттого, что вырос он на Волге, возле Гороховца, где были точно такие же желто-голубые сосны и черные озерца в чащобе, прораставшие к середине лета зеленью.

Весной года во владимирских газетах прошла информация, будто бы местные почитатели полковника Исаева решили поставить ему памятник в Гороховце. Но то ли денег не нашлось, то ли энтузиазм иссяк, но тогда дальше идеи дело не пошло. Однако четыре года спустя опять всплыла мысль увековечить Штирлица во Владимирской области. И это благодаря местным краеведам, которые в своих изысканиях установили, что предки разведчика Исаева-Штирлица по отцовской линии пошли из деревни Исаево, что под Вязниками.

Но опять не случилось. Пока на владимирской земле гадали, как поступить со Штирлицем, памятник Максу Отто фон Штирлицу, он же Максим Максимович Исаев, открыли в историческом центре Владивостока. Оказывается, именно в этой гостинице где-то в начале шестидесятых годов прошлого века Юлиан Семенов и придумал образ разведчика. Некоторых смущало лишь одно несоответствие: До великой русской реки километры пути. Кто-то считает, что писатель просто ошибся с географией, но есть и другая точка зрения.

Всеволод Владимирович Владимиров, как на самом деле звали разведчика, известного под оперативным псевдонимом Максим Максимович Исаев, для Гороховца свой человек. В ФСБ уже направлен запрос — по возможности представить рассекреченные документы о деятельности советских разведчиков, которые трудились в годы Великой Отечественной войны в Германии.

Запрос уже переадресовали в Службу внешней разведки, и кто знает, возможно, будущий музей Штирлица пополнится сенсационными материалами. Поскольку детство героя прошло в Гороховце, воссоздан уголок гимназиста того времени. Сам Борман сидел в близлежащих кустах, предвкушая исполнение пожалуй, самой удачной пакости за всю историю его развлечений.

Лучи утреннего солнца ласково согрели партайгеноссе. Борман расслабился и подставил под них толстый живот в засаленном черном мундире. Внезапно из кустов показался один из оперов. Ему чего-то сильно захотелось. Он рысцой подбежал к одной из ловушек Бормана и остановился, приплясывая на месте.

Наконец Борман не вытерпел и поднял голову повыше. Опытный, как крокодил по неграм, опер живо его заметил. Он быстро упал на землю, и Борман потерял его из виду. Тем временем опер, ловко огибая все его веревочки и ямы, приполз с совершенно другой стороны и, увидев Бормана, сильно испугался.

Не менее сильно испугался и сам Борман, когда сзади него раздался истерический визг. С быстротой дикой кошки тигра он забрался на самое высокое дерево и сел там на самой длинной ветке, слабо покачиваясь от легкого утреннего ветерка.

Опер перестал визжать, поднял голову и стал рассматривать Бормана. Его сильно смущала его нацистская форма одежды. Тот с удовлетворением потер руки. Опер не успел даже крикнуть мама, как оказался на дне весьма глубокой ямы с отвесными краями. Борман ухитрялся копать такие ямы совершенно бесшумно, а также вылезать из них без каких-либо сложных приспособлений. Борман еще раз радостно потер руки и стал спускаться. Он ловко перешагнул подряд шесть своих веревочек и заглянул в яму.

Ну ладно, ты понял. Вставший рано утром Штирлиц произвел отрыжку, от которой упала с насеста и уронила яйцо курица, и стал искать, чем бы опохмелиться.

Деревенский самогон ему уже не шел ни в одно место, а больше ничего в деревне Замухлюевке не было, разве только керосин. Штирлиц сполз в канаву и стал одевать сапоги. Поросенок перевернулся на другой бок и блаженно захрюкал. Спотыкаясь и матерясь, Штирлиц добрался до дома и попытался взойти на крыльцо.

  • Родина Штирлица: найдены родственные связи легендарного полковника Исаева
  • Встреча Штирлица с женой
  • Элеонора Шашкова

Бормана рядом не было и некому было сказать русскому разведчику, что он надел левый сапог на правую ногу, а правый, соответственно, забыл в канаве. Штирлиц яростно снял единственный сапог и запустил его в курятник. Птицы дико заорали и разлетелись. Местный петух подлетел к внезапно разогнавшему весь его гарем сапогу и, склонив голову набок, долго его разглядывал. Клюнув пару раз неизвестного зверя, петух успокоился. Штирлиц тем временем упорно дергал кран умывальника, приняв его за ручку двери, и думал, почему раньше он открывал дверь - не было мокро, а теперь - мокро.

Вскоре в умывальнике кончилась жидкость. Штирлиц с удовлетворением оторвал кран и стал думать, почему дверь так и не открылась. Появился Борман с разодранным мундиром.

Он хотел оспорить приоретет на право поиздеваться над операми. Его соперником был небезысвестный медведь, решивший подкрепиться. В поисках кастета они с Борманом провели все утро. Наконец в горшке из-под каши которая, надо сказать, была сделана, конечно же, из тушенкистоящем в печке Борман обнаружил нечто весьма похожее. Партайгеноссе понимал, что если он покажет Штирлицу кастет, то пары выбитых зубов ему не избежать.

Поэтому он осторожно положил кастет на стол и вылез в окно. Борман показал пальцем на стол и исчез в лопухах. Штирлиц увидел свой любимый кастет, и лицо русского разведчика запылало любовью к родине. Борман затаился в кустах. Штирлиц поправил портупею, лихо сдвинул набок буденовку и отправился расправляться с нехорошими людьми. Нехорошие люди сидели каждый в своей яме и громко вопили. Наверху нервничал крупный толстый медведь. Веревочка на редкость крепко связала ему все лапы, и он не знал, как обычно освобождаются от таких вещей.

Появле- ние Штирлица обрадовало. Медведь заворочался и попы- тался завилять хвостом. Штирлиц таких выражений предан- ности не заметил и, достав кастет, ласково улыбнулся. От сильного удара у медведя потемнело в глазах и также в ушах. Посыпался песок в одну из ям, и Штирлиц начал мате- риться - он зацепился за одну из веревочек, расставленых Борманом. Сидевший в яме майор протер глаза и громко чих- нул.

Глубокая интуиция и невероятная находчивость позволили опытному разведчику догадаться, что в яме кто-то сидит. Через полчаса Штирлиц догадался, что это не Борман. Еще через полчаса он понял, что это не Кальтенбрунер - тот спрыгнул с самолета по пути в Москву и приземлился как раз в Нюрнберге.

Через час Штирлиц посмотрел в яму. Майор увидел его и поправил сползший набок китель. Помимо запасных шнурков и носка с махоркой майор принес с собой также и ордер на арест Штирлица. Русский разведчик заметил ордер только после того, как порвал шнурки и выкурил махорку. Развернув ордер на свой арест, Штирлиц внимательно, как мог, перечитал его и, сказав "Нахал", врезал только что очнувшемуся майору еще. Майор упал навзничь и страдальчески заохал. Для таких целей томно охающий майор уже не годился.

Борман бегал где-то побли- зости, но в зоне недосягаемости. Штирлиц ласково потрепал майора по щеке и пошел исследовать следующую яму. Тебя там вождь ждет Ну, в общем ты понял, кого Ехать в пыльную Москву не хотелось.

Штирлиц не мог обменять парное молоко, комаров и Бормана на какую-то Москву, но к товарищу Сталину он питал симпатические чувства - любимый вождь всех времен, народов и поколений мог бы гордиться этим, но он про это не.

Book: Штирлиц без грима. Семнадцать мгновений вранья

Штирлиц вздохнул, поправил сапоги и сказал: Только без Бормана я не по- еду. Зачем нам три Бормана? Ему живо представились сразу три веревочки, натянутые в каком-то темном коридоре и сразу три кирпича, падающие с ясного голубого неба с разных сторон.

Штирлиц мотнул головой, чтобы отогнать неприятные видения, и стал звать Бормана. Партайгеноссе вытер лоб, поправил сползшую набок пионерскую пилотку и вытер запотевший булыжник носовым платком. Внизу появился заспаный охранник. Борман приготовился к броску и оскалил кривые желтые зубы. Охранник так и не понял, почему вдруг стало так хорошо и откуда взялась эта ухмыляющаяся круглая рожа, повесившая ему на нос пару веревочек и старый продранный ботинок.

Борман долго радовался, а затем залез на крышу и достал из кармана еще парочку камней. Поезд неожиданно тронулся, и Борман, стукнувшись лбом об торчащую из крыши вагона печную трубу, выронил камни и прикусил язык. Борман совсем по-русски упомянул чью-то мать почти как Штирлици подумал: Партайгеноссе свесил с крыши ноги в форменных армейских сапогах и задумался на тему, где бы достать парочку гирь потяжелее.

Самогон, "Беломор" и тушенка кончались. Почти что за час перед отправлением пропал Борман. Русский разведчик сидел на верхней полке, высунув голову в окно и поминутно стукаясь лбом о пробегающие мимо дета- ли придорожного пейзажа, и думал, куда мог пропасть этот мелкий пакостник.

От партайгеноссе Бормана можно было ожидать чего угодно. После восьмого, особо твердого светофора, Штирлиц равнодушно зевнул и заснул. Сверху свесилась коварная физиономия партайгеноссе Бормана, совмещенная с довольно тяжелой трубой от крыши Борман оторвал ее именно. Положив трубу под голову мерно храпящему на весь вагон Штирлицу, Борман скрылся наверху, восторженно потирая руки. Делать Штирлицу крупные гадости партайгеноссе опасался, но по мелочам Борман заботился о том, чтобы карманы Штирлица всегда были набиты булавками, чтобы в них было неудобно и больно засовывать руки, а спину старался по мере возможности мазать мелом.

Обычно Штирлиц терпел, но чаще всего партайгеноссе приходилось идти вставлять новые зубы. Борман очень удивился, когда та же самая труба, которую он только что подложил под голову Штирлицу, довольно сильно стукнула его по голове. Советский разведчик любил делать приятные сюрпризы друзьям. Друзья чаще всего это не любили. Боман с прокисшей физиономией потер внезапно возникшую шишку на затылке и достал свою любимую противотанковую гранату. Со Штирлицем всегда было опасно тягаться. Советский разведчик спокойно перевернулся на другой бок, равнодушным броском отбросил пролезавшую в его карман, где лежала последняя бутылка самогона, руку одного из оперов и уснул.

Этого не учел Борман, свесившийся со своей крыши с какой-то частью от прицепа. Сильный бросок отправил партайгеноссе прямо в вагон-ресторан, где между рядами ходили девушки с длинными ногами и вообще неплохо кормили.

Взяв со стола столовый прибор, Борман выделил из него наиболее хорошо колющиеся предметы и, честно поглядывая в глаза стоящему напротив официанту, положил их себе в карман. Борман взял с соседнего стола вилку, причем сидящий там боевой генерал подивился, куда она так быстро исчезла из его руки, и стал ковыряться ей в зубах. В ресторане Борман не был с семнадцатого года. Тогда это был другой ресторан, без тряски и даже со стриптизом.

Теперь же, если в советском ресторане могли бы показать стриптиз, то обнаженная часть женского тела заключалась бы в лучшем случае в кончиках пальцев. Борман соскучился по нормальному стриптизу. Когда люди смотрели на ярко раскрашенных женщин, они забывали все на свете, и им на стул можно было налить мазута или набросать кнопок, или написать на спине неприличное слово из небольшого количества букв - в России Борман, с помощью Штирлица, выучил с десяток таких слов.

В проходе показался Штирлиц в форме шнатдартенфюррера СС, но в галифе от генеральской формы, красных от обилия лампас. Борман притих и незаметно исчез под столом. Штирлиц снял со стола сидевшего там боевого генерала с обилием орденов, как на груди, так и на спине, и аккуратно положил его в мойку для посуды. Генералу, по-солдатски равнодушному к смене обстановки, и там было очень хорошо.

Штирлиц презрительно бросил за шиворот одному из сидящих в зале штатских окурок "Беломора" и с грохотом сел за столик. Дама генерала подсела ближе. В вагоне-ресторане стало еще тише. Мадам задумалась и со скрежетом почесала под мышкой.

Дамы приготовились завизжать в предвестии драки. Драки так и не последовало. Поезд мерно стучал по скользким рельсам.

Помощник кроссвордиста - быстрый подбор слов

Одного удара по голове вполне хватило на то, чтобы все дамы в ресторане начали истерически визжать. Кто-то а это был партайгеноссе Борман опустил затемняющие занавески. В ресторане началась неразбериха. Борману, который, сидя под столом, уже хотел порадоваться за удачный бардак, отдавили ухо.

Борман с поросячим визгом, порвав кому-то штаны и вытащив попутно из кармана кошелек, выскочил из вагона-ресторана, и, тяжело дыша, забился в ватерклозет. Борман ни как не мог отдышаться. Ухо противно ныло, и он боялся, как бы ему не занесли какую-нибудь русскую инфекцию. Борман высунул голову в небольшое окошечко и начал от души материться. В вагоне-ресторане не утихали звуки драки. Штирлиц на редкость разыгрался.

Борман прекратил материться и прислушался. Раздавались удары головой об угол стола. Борман облизнулся и смачно плюнул в зеркало, представив себе это зрелище.

Поставив на крышку унитаза пару гвоздей остриями наружу, чтобы было удобней сидеть, Борман облизнулся, и хотел выйти. Дверь оказалась запертой снаружи. Борман не знал, что в советских поездах не принято посещать ватерклозет на остановках, и он яростно заколотил ногами, руками и головой по двери. Та не поддавалась, и партайгеноссе решил применить гранату.

Неизвестно, как действуют подобные вещи против танков, но, когда рассеялся дым и прекратили слезиться глаза, Борман с удивлением заметил, что дверь совершенно равнодушно закрыта, и взрыв снес унитаз и боковую стенку. Борман удивился и вытер запачканные сажей руки об обшлага мундира. Он плюнул и вылез через образовавшийся в стене проем на какую-то захолустной станцию. Из окон вагона-ресторана слышался шум ударов ногой по носу.

Невдалеке раздался свисток милиционера. Борман насторожился и присел за ящиком с бананами. Милицию он, также, как и Штирлиц, не любил. Толстый милиционер важно рыгнул и взявшись одной рукой за рукоятку пистолета, вступил на подножку вагона-ресторана. В это время поезд тронулся, и милиционер начал качаться, очень боясь упасть. Упасть получше ему помог, конечно же, партайгеноссе Борман. Чтобы не остаться на перроне, Борман короткими перебежками от носильщика до следущего дуба добежал до болтающейся вместе со служителем закона двери и помог ему упасть прямо в самую грязную лужу.

Милиционер важно поправил мундир, вытер с лица коровий навоз и гордой походкой отправился в отделение. Тем временем драка не унималась.

Штирлицу случайно попали пальцем в ухо и он, страшно обидевшись, достал из внутреннего кармана автомат ППШ, начал стрелять в потолок. Дерущиеся с визгом разбежались, драка продолжилась в коридоре.

Штирлиц подошел к занавеске и основательно высморкался. Официанты поднимали поваленные стулья, собирали разбитую посуду. О таких вещах русский разведчик знал заранее.

Он, конечно же, успел переодеться в штатскую одежду и, спокойно поигрывая наклеенной бородкой, сел за столик. Мимо него, горлопаня " Вихри враждебные веют над нами ", прошел надравшийся старичок с газетой "Morning Star". Он никогда не думал, что даже после основательной маскировки его может кто-то узнать. Оторвав бородку, он боком вышел из ресторана и напоролся на партайгеноссе Бормана, который, стоя на коленях, протягивал очередную веревочку. Штирлиц ласково потрепал его по загривку и тут же споткнулся.

Русский разведчик хотел дать партайгеноссе пинка, но Борман уже исчез. Штирлиц плюнул и отправился в другой конец поезда в поисках своей дамы. Он так и не рассказал ей, когда наступит светлое будущее Мировой Революции, и по скольку тогда будут давать в магазинах тушенку.

Бормана, заснув- шего под скамейкой, долго не могли растолкать, а когда растолкали, Борман стал плаксивым и злым, и во всех автобусах хотел вырвать у кондукторши связку билетов. Наконец Борман и Штирлиц приехали к Штирлицу на квартиру. Там царил полнейший бардак. Собрания сочинений Бормана, Штирлица, Геббельса в семи томах по четверти страницы каждыйКальтенбрунера и какого-то Исаева валялись на полу.

Собрание сочинений великого вождя всех времен товарища Сталина одно лежало на столе, подпираемое с одной стороны батареей от рации, а с другой банкой из-под селедки. В единственном кресле был устроен склад пустых водочных бутылок. Раковина на кухне была по потолок забита немытой посудой и банками от тушенки. Несмотря на страстное желание, Борман не сразу вошел в ватерклозет, а сначала расставил четыре веревки и одну установку с кирпичом.

День обещал быть удачным. Борман вошел в ватерклозет и тут же пожалел о своей неосторожности. Тяжелый совок, как гильотина, рухнул ему на голову. Борман был настоящим мерзопакостником и успел вовремя отскочить. Но это было еще не. Большой кирпич с предательским свистом вылетел из-за угла и, попав партайгеноссе по кончику носа, рассыпался на кусочки, ударившись об стенку.

Борман с облегчением вздохнул, полагая, что это все, и блаженно опустился на крышку унитаза. С воплем " МАМА! То, чем нормальные люди сидят, у него теперь было покрыто слоем репьев и булавок, а также одной очень большой кнопкой.

Борман выскочил на улицу и побежал по ночному городу в поисках нормальных кустов. Ночные сменщики, возвращающиеся с работы, были немало удивлены, когда из кустов с кряхтением вылез лысый толстый человек в черном, испачканом тиной и землей мундире и сказал не по-русски "Main Gott, Chertoff Shtirlitz". Борман основательно заблудился, и не знал, где теперь искать своего родного Штирлица. Он пришел в справочное бюро, местонахождение которого ему подсказала вездесущая старушка, но оно имело обыкновение не работать по ночам.

А участников Бородинского сражения года? Воинов Великой Отечественной войны? Вот их, точно знаю. Совсем недавно, в феврале года, Владимир Путин наградил четырех норвежских моряков медалями Ушакова. Медаль Ушакова была учреждена в марте г. Эти награды тоже были учреждены во время войны. Стало быть, по логике вещей, президент может награждать орденами Отечественной войны I и II степени. Естественно, за участие в боевых действиях. Хотя, случалось, полководческие ордена Суворова и Кутузова получали руководители оборонных предприятий.

Все это вселяет надежду: Тут же в зарубежных средствах массовой информации запестрели сотни спекуляций о причине его кончины. В феврале года страна узнала о новом начальнике ГРУ: На моей памяти подобная информация обнародована впервые. Глава военной разведки — не публичный человек. Гуревич—Кент не исключение, к тому же он многие годы для журналистов был недосягаем.

А диаметрально противоположные суждения о деятельности разведчика породили у читателя законный вопрос: Кто должен ответить на этот вопрос? Отлично понимаю, чем сейчас занята его голова. Но так же ясно, что в обозримом будущем у Главного военного разведчика свободных дней не предвидится. А поставить точку в тянущейся десятилетия истории разведчика Кента.

И как бы странно это ни звучало, лучше всего это сделать новому начальнику ГРУ.

бОДТЕК эЕТВБЛПЧ. рПИПЦДЕОЙС ыФЙТМЙГБ Й ДТХЗЙЕ РТЙЛМАЮЕОЙС вПТНБОБ

Кент невиновен, полностью реабилитирован, — не сняло всех вопросов? С Кента сняли все обвинения, его реабилитировали. Но ГРУ после этих решений повело себя по отношению к А. Вот это отношение вызывает вопросы. Действительно, как-то двусмысленно выглядит ГРУ в этой ситуации.

Позволю высказать свое мнение на этот счет. Полагаю, послевоенные руководители разведуправления были корпоративно солидарны со своими коллегами, которые имели основание быть недовольны Кентом. Дело в том, что Гуревич, составляя в Париже отчет о своей работе, высказал и ряд критических замечаний.

И потом, в ходе допросов на Лубянке, не скрывал недостатки. Для руководства ГРУ не было секретом, что половина их предшественников подверглись репрессиям. А Гуревич вынес из избы такой ком грязи Вот за это и обиделись на него руководители ГРУ. Но у Кента и мысли не было насолить директорам, отчет предназначался только начальнику ГРУ; документ перехватил Смерш прямо на Ходынском поле, и тут же он перекочевал в личный сейф Абакумова.

Гуревича освободили из мордовского лагеря в году. Воображение рисует такую картинку. Начальник ГРУ сразу же принимает Кента, поздравляет, обнимает, сулит путевку в санаторий, предлагает поработать в разведшколе — там очень нужны такие работники, прошедшие огонь и воду, обещает разобраться с наградами и вообще: Не было такой встречи, как и вообще какой-нибудь.

За 50 лет, что Кент находился на свободе, ни один руководитель ГРУ не пожелал с ним встретиться. Да что там начальник, никто из разведуправления не пришел в маленькую квартиру на проспекте Раевского в Санкт-Петербурге с кулечком мармелада или без оного поинтересоваться, как живет разведчик. Ни разу не видел и не слышал, чтобы ГРУ публично одернул писак, называвших Кента предателем.

Соответственно ведет себя и Совет ветеранов военной разведки. Вам назовут десятки фамилий разведчиков, которым этот совет помог. Но в этом списке Гуревич А. Я никогда не служил в разведке — ни в войсковой, ни в нелегальной. Рядовой простите, гвардии рядовой солдат, дальше своей роты автоматчиков не.

Но, будучи участником войны, могу судить о результатах операций и акций военных разведчиков. Поэтому совершенно не приемлю сегодняшнего мнения ГРУ о том, что оснований для награждения Гуревича—Кента за время войны не имеется. Только обнародованные факты свидетельствуют о другом. А само мнение, считаю, — попытка пересмотреть итоги войны, каких-то операций.

В связи с этим у меня вопросы к Игорю Валентиновичу Коробову: Гуревича во время войны? Если награждали, то где ордена и документы к ним? От редакции Раньше в некоторых изданиях появлялись материалы на эту тему. Но ни одна редакция не получила какого-либо ответа или комментария от ГРУ. Не заметили этих публикаций? Бывает, СМИ так много, за всеми не уследишь.

Чтобы не случилось такое с этой статьей, редакционный курьер отвезет номер газеты в канцелярию ГРУ с письмом.